СШ

Субботняя Школа

Урок 5. 28 октября — 3 ноября. Вера Авраама

"Спасение по вере. Послание к Римлянам" - пособие по изучения Библии в субботней школе на IV квартал 2017

Электронный вариант урока Субботней Школы (Пособие по изучению Библии) предоставлен издательством «Источник жизни». Пособие по изучению Библии вы можете приобрести в Книжных центрах вашего региона. Видео программа «Познаем Истину» предоставлена ТК Надежда

CШ IV квартал 2017 год (PDF) С комментариями для учителей (PDF) Аудио (MP3) ePub FB2 MOBI  

Библейские тексты для исследования:

Быт. 15:6; 2 Цар. 11, 12; Рим. 3:20, 31; 4:1–17; Гал. 3:21–23; 1 Ин. 3:4.

Памятный стих:

«Итак, мы уничтожаем закон верою? Никак; но закон утверждаем» (Рим. 3:31).

Послание к римлянам, четвертая глава, передает суть библейского учения о спасении по вере, которое стало отправной точкой Реформации. Ровно пятьсот лет назад реформационное движение началось с Мартина Лютера и продолжилось благодаря его последователям — протестантам.

Говоря об Аврааме, образце святости и добродетели, как о человеке, который нуждался в спасении по благодати независимо от дел закона, Павел выражается предельно ясно. Если дел человека, который является примером для подражания, и соблюдения им закона было недостаточно, чтобы оправдать его перед Богом, на что надеяться всем остальным? Авраам обрел спасение по благодати, и этот же опыт переживают все остальные — как евреи, так и язычники.

В 4-й главе Послания к римлянам Павел раскрывает три основных этапа в плане спасения: (1) обещание Божественного благословения (обетование благодати), (2) отклик человека на это обещание (ответ веры) и (3) Божественное провозглашение праведности, данной тем, кто верит (оправдание). Так произошло с Авраамом, и так же происходит с нами.

Важно помнить, что Павел говорит о том, что спасение по благодати даруется нам, хотя мы этого совсем не заслуживаем. Если бы мы его заслужили, то оно причиталось бы нам и, соответственно, уже не было бы подарком. Но для таких испорченных и падших существ, как мы, спасение должно быть подарком.

Обосновывая свой взгляд на спасение по вере, Павел цитирует Быт. 15:6: «Авраам поверил Господу, и Он вменил ему это в праведность». Вот оно — оправдание по вере, отраженное на первых страницах Библии.

Прочитайте Рим. 3:31. О чем говорит здесь Павел? Почему для нас, адвентистов, это так важно?

В этом отрывке Павел твердо заявляет, что вера не отменяет закон Бога. Но даже те, кто соблюдал закон, весь ветхозаветный свод правил, никогда не спасались этим. Религия как Ветхого Завета, так и Нового всегда была религией Божьей благодати, дарованной грешникам по вере.

Прочитайте Рим. 4:1–8. Как эти стихи показывают, что даже в Ветхом Завете спасение происходило по вере, а не благодаря делам закона?

Согласно этой истории из Ветхого Завета, Авраам был праведным, потому что «поверил Богу». Таким образом, сам Ветхий Завет учит праведности по вере. Следовательно, любой вывод о том, что вера «отменяет» (греч. katargeo — делает бесполезным, аннулирует) закон, является ложным; принцип спасения по вере также является частью Ветхого Завета. Весь Ветхий Завет говорит о благодати. Служение во святилище было не чем иным, как демонстрацией того, что грешники спасаются не своими делами, но благодаря заместительной жертве, принесенной ради них!

Как еще можно объяснить прощение Давида Богом после того, как тот согрешил с Вирсавией? Однозначно, его спасло не соблюдение закона, поскольку он нарушил множество предписаний и заслуживал наказания. Если бы Давид рассчитывал на спасение по закону, то вообще не был бы спасен.

Павел говорит о возвращении Давиду Божественного расположения как о примере оправдания по вере. Прощение было актом Божьей благодати. Таким образом, мы видим здесь еще один ветхозаветный пример праведности по вере. На самом деле, несмотря на склонность к законничеству в древнем Израиле, иудейская религия всегда была религией благодати. Законничество было ее искажением, а не фундаментом.

Поразмышляйте о грехе и восстановлении Давида (см. 2 Цар. 11, 12; Пс. 50). Какую надежду можно извлечь для себя из этой печальной истории? Как мы в церкви должны относиться к тем, кто оступился?

Вопрос, которого касается Павел, выходит за рамки богословия. Он касается самой сути спасения и нашего отношения к Богу. Если кто-то считает, что должен заслужить признания и достичь определенного уровня святости, прежде чем получить оправдание и прощение, тогда естественно обратиться к себе и взирать на себя и свои дела. Религия может быть чрезвычайно эгоистичной.

В противоположность этому, если человек примет благую весть, что оправдание — это ничем не заслуженный подарок от Бога, то насколько легче и естественнее для этого человека сконцентрировать свое внимание на Божьей любви и милости, а не на себе?

И, в конце концов, кто скорее будет отражать любовь и характер Бога — тот, кто сосредоточен на себе, или тот, кто постоянно думает о Боге?

Прочитайте Рим. 4:6–8. Как Павел развивает здесь тему оправдания по вере?

«Грешник должен прийти ко Христу с верой, воспринять Его заслуги, возложить свои грехи на Него и получить Его прощение. Именно ради этого Христос пришел в мир. Таким образом праведность Христа вменяется кающемуся, верующему грешнику. Он становится членом царской семьи» (Э. Уайт. Избранные вести, т. 1, с. 215).

Затем Павел продолжает, объясняя, что спасение по вере предусмотрено не только для евреев, но и для язычников (см. Рим. 4:9–12). Формально Авраам не был евреем, поскольку его предки были язычниками (см. Нав. 24:2). Как такового разделения на язычников и евреев не существовало в его время. Когда Авраам был оправдан (см. Быт. 15:6), он даже не был обрезан. Таким образом, Авраам стал отцом и необрезанных, и обрезанных, а также идеальным персонажем для Павла, который на его примере объясняет универсальность спасения. Христос умер за всех людей независимо от их расы или национальности (см. Евр. 2:9).

Учитывая универсальность Креста, принимая во внимание то, что Крест говорит нам о ценности каждого человеческого существа, почему расовые, этнические или национальные предубеждения так ужасны? Как мы можем научиться распознавать подобные предупреждения в себе и по благодати Божьей избавляться от них?

В этот день пятьсот лет назад Мартин Лютер прибил свои 95 тезисов к дверям церкви Виттенберга. Сегодняшняя тема также говорит о самой сути спасения по вере.

В Рим. 4:13 понятия «обетование» и «закон» противопоставляются. Павел стремится на примерах Ветхого Завета обосновать свое учение о праведности по вере. Он упоминает Авраама, которого все евреи считали своим праотцем. Принятие Богом или оправдание пришло к Аврааму совершенно независимо от закона. Бог дал Аврааму обетование, что он и его потомки будут владеть миром. Авраам поверил этому обетованию, то есть принял ту роль, которую оно предполагало. В результате Бог принял его и действовал через него, чтобы спасти мир. Это яркий пример того, как благодать действовала в Ветхом Завете, и Павел не случайно его использовал.

Прочитайте Рим. 4:14–17. Как Павел показывает здесь, что спасение по вере занимает центральное место в Ветхом Завете? См. также Гал. 3:7–9.

Как уже говорилось вначале, очень важно помнить, кому Павел пишет свое послание. Эти еврейские верующие соблюдали ветхозаветный закон, и многие из них пришли к выводу, что их спасение зависит от того, насколько хорошо они соблюдают этот закон, несмотря на то, что Ветхий Завет учит обратному.

Пытаясь исправить это заблуждение, Павел утверждает, что Авраам еще до получения закона на Синае получил обетование — не по делам закона (что было невозможно, поскольку ни Торы, ни церемониальной системы еще не было), но по вере.

Даже если Павел говорит здесь исключительно о нравственном законе, который в принципе существовал до Синая, суть остается неизменной. Стремление получить Божьи обетования через соблюдение закона, по словам апостола, делает веру ненужной и бесполезной. Суть этих безапелляционных слов заключается в том, что вера спасает, а закон осуждает. Павел пытается донести мысль, что бесполезно искать спасения через то, что ведет к осуждению. Мы все, евреи и язычники, нарушили закон, и, следовательно, все мы нуждаемся в том же, что и Авраам: спасительной праведности Иисуса, вменяемой нам по вере. Именно эта истина в конечном счете привела к протестантской Реформации.

На примере взаимодействия Бога с Авраамом Павел показал, что спасение приходит через обетование благодати, а не через закон. Поэтому евреи, желавшие спастись, должны были перестать полагаться на свои дела и принять обетование Авраама, исполнившееся ныне с приходом Мессии. На самом деле это необходимо сделать каждому еврею и язычнику, всем, кто в вопросе примирения с Богом рассчитывает на свои «добрые» дела.

«Убеждение, что человек может спастись собственными делами, лежит в основе любой языческой религии… Люди, придерживающиеся этого убеждения, беззащитны перед грехом» (Э. Уайт. Желание веков, с. 35, 36). Что значат эти слова? Почему идея, что можно спастись собственными делами, делает нас столь уязвимыми для греха?

Как Павел объясняет взаимосвязь между законом и верой в Послании к галатам? См. Гал. 3:21–23.

Если бы и был закон, способный даровать жизнь, то это был бы наверняка закон Божий. И, тем не менее, Павел говорит, что ни один закон не может даровать жизнь, даже закон Бога, потому что все нарушили этот закон, и, таким образом, все им осуждены.

Но обетование веры, наиболее полно открытое через Христа, освобождает всех верующих от нахождения «под законом», то есть от осуждения и непосильных попыток заслужить спасение его соблюдением. Закон становится бременем, когда он оторван от веры и благодати, потому что без веры, благодати и праведности по вере находиться под законом означает быть под бременем и осуждением греха.

Насколько важна праведность по вере в ваших отношениях с Богом? Как вы можете убедиться, что эта доктрина не затмевается другими аспектами истины и вы не теряете из виду это важнейшее учение? Что стоят остальные учения без этой истины?

Мы часто слышим, как люди говорят, что закон был отменен в Новом Завете, а затем цитируют библейские тексты, которые, по их мнению, это доказывают. Однако приводимые аргументы и богословское объяснение не внушают доверия.

Прочитайте 1 Ин. 2:3–6; 3:4 и Рим. 3:20. Что эти тексты говорят нам о взаимосвязи между законом и грехом?

Ирландский писатель Джонатан Свифт писал: «Но скажет ли кто-либо, что если вдруг актом парламента слова “пить“, “обманывать“, “лгать“, “воровать“ будут извлечены из английского языка и словарей, то на следующее утро мы все проснемся воздержанными, честными и справедливыми, поклонниками истины? Будет ли это закономерным последствием?» (Джонатан Свифт. Скромное предложение и другие сатиры).

По аналогии с этим, если закон Божий был отменен, то почему ложь, убийство и воровство до сих пор преступны и неправильны? Если закон Божий был изменен, то определение греха должно быть пересмотрено. Если с законом Божьим было покончено, то и с грехом, но так ли это? (См. также 1 Ин. 1:7–10; Иак. 1:14, 15).

В Новом Завете есть место и закону, и Евангелию. Закон показывает, что является грехом; Евангелие указывает на средство избавления от греха — смерть и воскресение Иисуса. Если нет закона, то нет и греха, — и от чего тогда мы спасены? Только при наличии действующего закона Евангелие имеет смысл.

Мы часто слышим, что крест аннулировал закон. Ирония состоит в том, что на самом деле крест показывает, что закон не может быть отменен или изменен. Если Бог не аннулировал и даже не изменил закон до смерти Христа на кресте, зачем это делать после? Почему бы не избавиться от закона после грехопадения, тем самым освободив человечество от справедливого воздаяния за нарушение закона? Тогда Иисусу не пришлось бы умирать. Смерть Иисуса показывает: если бы закон мог быть изменен или аннулирован, это должно было произойти до Голгофского креста, а не после. Таким образом, ничто так хорошо не показывает неизменный характер закона, как смерть Иисуса, смерть, которая произошла именно потому, что закон не мог быть изменен. Если бы можно было изменить закон, чтобы принять нас в нашем падшем состоянии, разве это не было бы лучшим решением проблемы греха, чем смерть Иисуса?

Если бы не было никакого Божественного закона, осуждающего прелюбодеяние, причиняло бы тогда это действие меньше боли и вреда, чем оно приносит пострадавшим от него? Каким образом ваш ответ дает понять, что закон Божий остается в силе? С какими последствиями нарушения Божьего закона сталкивались вы?

Прочитайте: Э. Уайт «Избранные вести», т. 1, глава «Христос — средоточие вести», с. 388; из книги «Патриархи и пророки» — главы «Призвание Авраама», с. 125–127, «Закон и заветы», с. 363, 364; из книги «Желание веков» — главы «Нагорная проповедь», с. 307, 308, «Спор», с. 608, «Совершилось», с. 762, 763.

«Воздаяние делающему вменяется не по милости, но по долгу» (4:4). Апостол интерпретирует Писание и делает вывод, что оправдание даруется верой, а не делами. И он делает это очень эффективно, путем акцентирования внимания на слове “вменяется” (reputation est), которое выражает совершенно безвозмездное принятие Богом, а не заслуги человека, совершающего добрые дела» (Мартин Лютер. Лекции по «Посланию к Римлянам», с. 42).

«Если сатана сможет привести человека к мысли, что тот способен своими собственными делами снискать милость и праведность, это будет означать, что ему не составит труда одолеть этого человека своими соблазнами и сделать его своей жертвой и добычей… Помажьте косяки своих дверей кровью голгофского Агнца, и вы будете в безопасности» (Э. Уайт. Адвент Ревью энд Саббат Геральд, 3 сентября 1889 г.).

Вопросы для обсуждения:

  • Почему так важно понимать, что спасение дается исключительно по вере, независимо от дел закона? От каких ошибок это знание может нас защитить? Какие опасности ждут тех, кто упускает из виду эту важнейшую библейскую доктрину?
  • Какие еще доводы вы можете привести, чтобы показать непреложность закона Божьего, даже понимая, что закон и его соблюдение нас не спасают?
  • Основным вопросом Реформации был вопрос «как мы спасаемся?». Каким образом мы можем открыто и прямо говорить о различном понимании этого вопроса протестантами и католиками, не переходя на личности?
  • Как оправданные грешники мы становимся получателями благодати и незаслуженной милости от Бога, против Которого грешили. Как этот факт должен повлиять на наше отношение к другим людям? В какой степени мы изливаем благодать и милость на тех, кто обидел нас и кто не заслуживает нашей благодати и милости?