Новости

Международные новости

Почему адвентисты седьмого дня не являются фундаменталистами

«Адвентисты cедьмого дня не являются фундаменталистами», — сказал 8 января Николай Миллер, преподаватель истории церкви Университета Эндрюса, на первом пленарном заседании конференции «Рассмотрение адвентистской истории» в университетском городке Вашингтонского адвентистского университета в Такома-парк, штат Мэриленд, США.

Презентация Миллера, озаглавленная «Адвентизм, фундаментализм и Библия», предоставила исторические данные, свидетельствующие о том, что адвентизм, как консервативное движение, по большей части способен уклониться от некоторых фундаменталистских ловушек, принимая более сбалансированный подход по различным вопросам, в том числе вдохновение Писания. «Это что-то, — сказал Миллер, — что находится в идеях, повлиявших на раннюю историю деноминации, что подчеркивает важность изучения истории адвентистов».

Почему адвентисты должны заботиться об истории

С этим согласен руководитель Отдела архивов, статистики и исследований всемирной церкви Адвентистов седьмого дня Дэвид Трим. В своем вступительном слове он сказал, что, хотя исследования адвентистской истории резко возросли в последние несколько десятилетий, важно предоставить контекст для многих из них. «История адвентистов трансформируется, — сказал он, — но нам нужно ее контекстуализировать, чтобы выразить в более широком контексте».

Зачем? В интервью в кулуарах конференции Трим объяснил, что для того, чтобы понять себя, важно, чтобы адвентисты седьмого дня знали силы, которые сформировали то, чем они есть сегодня, и о том, как некоторые из этих сил по-прежнему влияют на них, как они действуют, и решения, которые они принимают. «Адвентисты не живут в вакууме, — сказал он. — Они являются частью определенных географических и исторических обстоятельств, которые влияют на их планы и проекты, даже на то, как они видят свою миссию».

В этой связи в презентации Миллера были упомянуты некоторые идеи, которые влияли на ранний адвентизм. Он упомянул три фактора, которые, по его мнению, сформировали мышление пионеров-адвентистов. «Пионеры не верили, что для понимания истины необходимы абсолютные доказательства. Они верили в роль исследования для постижения истины», — сказал он в качестве первого пункта.

Миллер также объяснил, что в отличие от фундаменталистов, первопроходцы-адвентисты, в том числе сооснователь церкви Эллен Уайт, считали, что, хотя понимание истины основано на Божьем Слове, но можно также получить важные истины из «книги природы», при исследовании Божьих действий в жизни человека. Это, как он сказал, позволило адвентистским пионерам прийти к отличным от христианских фундаменталистов выводам по таким темам, как вечное наказание, рабство, женщины, выступающие в церкви, и другим.

Наконец, на ранних адвентистов повлияло понимание морального правления Бога как интерпретирующее предположение, которое, по словам Миллера, требует рассматривать сложные библейские тексты сквозь призму Божьей доброты. «Когда Библия говорит о вечном огне, ранние адвентисты искали альтернативные объяснения, так как они понимали, что добрый Бог никогда не будет наказывать Своих детей всю вечность. Все это делает адвентизм религиозным движением отличным от фундаментализма», — сказал он.

Консервативные и прагматичные

Основываясь на этом динамичном развитии адвентистского понимания, Миллер обсудил некоторые исторические тенденции адвентистов в отношении вопроса вдохновения. В то время как фундаменталисты обычно защищали вербальную непогрешимость Писания, т.е. что Библия не имеет ошибок во всех отношениях — адвентисты седьмого дня, такого понимания не имели. «Адвентисты седьмого дня высоко оценивают Писание, но не верят в его вербальную непогрешимость», — сказал он. То же самое касается трудов Уайт. Она сама не поддерживала это, сказал Миллер.

После смерти Эллен Г. Уайт в 1915 году ее сын Уильям Уайт попытался сохранить взгляды своей матери на вдохновение, выступая против движений, поддерживающих вербальную непогрешимость, сказал Миллер. Но развитие либеральной христианской мысли в течение последующих нескольких десятилетий побудило адвентистских лидеров объединиться с фундаменталистами по многим темам, а идея вербальной непогрешимости проникла в церковь. «Это то, что в конечном итоге привело к смещению подхода церкви к вопросам рас и женщинам, которое к тому времени было практически прогрессивным».

В настоящее время мы живем в эпоху растущего интернационализма в адвентизме, сказал Миллер. «С учетом этих факторов у нас консервативная церковь, но она снова и снова доказала, что она не фундаменталистская», — заключил он.

Алек Рири, автор и преподаватель из университета в Дареме, Англия, похоже, согласился с этим тезисом Миллера. Обсуждая место адвентизма в истории протестантизма, он сказал, что адвентизм избегал ловушек, которые погубили другие движения.

«Исторически протестантские движения не доверяли правительствам — они отказывались участвовать в политике или просто игнорировали правительство в целом. Но адвентисты седьмого дня выбрали другой путь. Они говорили о голосовании и участии в правительстве. И во время Гражданской войны в Америке, выступая против рабства, они выступали против обеих сторон», — сказал Рири.

То же самое относится к апокалиптической мысли. После того, как Иисус не вернулся на Землю в 1844 году, адвентисты избегали искушения назначать новые даты или отказаться от апокалиптической мысли. «Адвентисты седьмого дня выбрали третий вариант. Они объяснили, что дата правильная, но это не то событие», — сказал Рири, который сам не является членом адвентистской церкви.

Рири считает, что в отличие от других конфессий, составляющей успеха адвентистов является то, что они сумели удержаться за апокалиптическую идею, не становясь неуравновешенными. «Адвентизм по существу прагматичен», — сказал он.

Маркос ПАСЕДЖИ
Источник: logosinfo.org
По материалам: Adventist Review