Новости

Новости ЕАД

В Мое воспоминание

Евангелие от Матфея 26:20—29; от Марка 14:17—25; от Луки 22:14—23; от Иоанна 13:18—30.

«Господь Иисус в ту ночь, в которую предан был, взял хлеб и, возблагодарив, преломил и сказал: приимите, ядите, сие есть Тело Мое, за вас ломимое; сие творите в Мое воспоминание. Также и чашу после вечери, и сказал: сия чаша есть новый завет в Моей Крови; сие творите, когда только будете пить, в Мое воспоминание. Ибо всякий раз, когда вы едите хлеб сей и пьете чашу сию, смерть Господню возвещаете, доколе Он придет» (1 Коринфянам 11:23—25).

Христос находился на рубеже двух заветов и двух великих праздников. Беспорочный Агнец Божий отдавал себя в жертву за грех, чтобы положить конец системе обрядов, которые на протяжении четырех тысяч лет указывали на Его смерть. Когда Спаситель вместе с учениками ел пасху, Он учредил вместо неё служение в память о Его великой жертве. Иудейский праздник должен был навсегда отойти в тень, и отныне все последователи Христа во всех странах и во все века призваны были совершать служение, установленное Христом.

Пасху праздновали в память об избавлении Израиля из египетского рабства. Бог определил, чтобы из года в год, когда дети будут спрашивать о значении этого обряда, им снова и снова рассказывали его историю. Таким образом это чудесное избавление должно было сохраняться в памяти всех израильтян. Вечеря Господня установлена в воспоминание о великом избавлении, которое было оплачено смертью Христа. Её надлежит совершать до тех пор, пока Христос не придет во второй раз в силе и славе. Соблюдая этот завет, мы должны постоянно вспоминать великое деяние, которое Он совершил ради нас.

Христос находился за столом, на котором была расставлена пасхальная еда. Перед Ним лежали опресноки, пасхальное неперебродившее вино стояло на столе. Христос пользуется этими символами, чтобы представить собственную беспорочную жертву, так как все, что подверглось брожению, было символом греха и смерти и не могло обозначать «непорочного и чистого Агнца» (1 Петра 1:19).

«И когда они ели, Иисус взял хлеб и благословив преломил и, раздавая ученикам, сказал: приимите, ядите: сие есть Тело Мое. И, взяв чашу и благодарив, подал им и сказал: пейте из нее все, ибо сие есть Кровь Моя Нового Завета, за многих изливаемая во оставление грехов. Сказываю же вам, что отныне не буду пить от плода сего виноградного до того дня, когда буду пить с вами новое вино в Царстве Отца Моего».

На этом священном служении присутствовал Иуда, предатель. Он принял от Иисуса символы Его Тела и Его Крови. Он слышал слова: «Сие творите в Мое воспоминание». И здесь же, в присутствии Самого Агнца Божьего, предатель вынашивал свои планы, и зловещие мысли о мщении не покидали его.

Умыв ноги Своим ученикам, Христос доказал: Он видит все, что творится в душе Иуды. «Не все вы чисты» (Иоанна 13:11), — сказал Он. Эти слова убедили лжеученика в том, что Христос знает его тайные намерения. Теперь Христос выразился яснее. Когда они возлежали за трапезой, Он, посмотрев на Своих учеников, сказал: «Не о всех вас говорю: Я знаю, которых избрал. Но да сбудется Писание: ядущий со Мною хлеб поднял на Меня пяту свою».

Но даже и теперь ученики все еще не подозревали Иуду, но видели, что Христос очень огорчен. Всех охватило мрачное предчувствие какой-то ужасной, непонятной пока беды. И когда они молча ели, Иисус сказал: «Истинно говорю вам, что один из вас предаст Меня». Услышав такое, ученики изумились и ужаснулись. У них в голове не укладывалось, чтобы один из них мог так вероломно поступить с их Божественным Учителем. Зачем предавать Его? И кому? В чьем же сердце мог зародиться такой умысел? Конечно, таким предателем не мог быть ни один из возлюбленных двенадцати, которые имели особое преимущество слышать Его наставления, испытать Его чудесную любовь и о которых Он проявлял столько заботы!

И когда ученики осознали смысл слов Иисуса и вспомнили, насколько верны были всегда Его суждения, страх и тревога овладели ими. Каждый начал заглядывать в свое сердце, чтобы проверить, не таится ли в нем какое-либо недовольство Господом. Один за другим ученики с трепетом спрашивали: «Не я ли, Господи?» Но Иуда молчал. Тогда Иоанн с глубокой болью наконец спросил: «Господи! кто это?» И Иисус ответил: «Опустивший со Мною руку в блюдо, этот предаст Меня; впрочем Сын Человеческий идет, как написано о Нем, но горе тому человеку, которым Сын Человеческий предается: лучше было бы этому человеку не родиться». Когда ученики спрашивали Иисуса: «Не я ли, Господи?» — они внимательно смотрели друг на друга. И так как Иуда молчал, то все обратили на это внимание. Среди шума вопросов и возгласов изумления Иуда не слышал, что Иисус сказал Иоанну. И теперь, под испытующими взглядами сотоварищей, он спросил вслед за ними: «Не я ли, Равви?» Иисус торжественно ответил ему: «Ты сказал».

Смущенный, пораженный тем, что его замыслы раскрылись, Иуда поспешно встал, чтобы выйти из комнаты. «Тогда Иисус сказал ему: что делаешь, делай скорее… Он, приняв кусок, тотчас вышел; а была ночь». Для предателя ночь наступила в тот момент, когда он ушел от Христа в темноту.

До этого момента Иуда еще имел возможность покаяться. Но когда он оставил своего Господа и сотоварищей, он принял окончательное решение. Он переступил черту.

Э. Уайт «Желание веков», главы 70-71.