Тимоти Стендиш
Тимоти Стендиш

Я верю!

61-я Сессия Генеральной Конференции 08.06.2022

Проповедь, представленная на вечернем служении сессии Генеральной Конференции 6 июня 2022 г.

Многие считают себя мудрее, умнее, рациональнее всех, кто верит Библии. Кто бы поверил, что евангелист Ричард Доукинс, когда-то самоуверенный атеист называл «местным мифом о происхождении племени ближневосточных пастухов верблюдов»?1

Кто поверит древним Писаниям, а не развивающимся и неоспоримым знаниям, которые наука открывает современным искушенным людям, оставившим в прошлом любые предрассудки?

Всем, для кого эти аргументы покажутся весомыми, было бы неплохо остановиться и вспомнить, что история науки – это история блестящих ученых, которые ошибались. Наука сама по себе не дает возможности увидеть, насколько правильны современные научные представления до тех пор, пока в свете новой информации мы не увидим их ошибочность. У верующих есть неоспоримый аргумент. Божье Слово действительно истинно и является мерилом, перед лицом которого все остальные теории либо имеют свою силу, либо теряют ее. Истина остается истиной вне зависимости от того, что мы думаем или во что верим, или кто открывает и делится ею.

Люди заявляют, что жаждут истины, но истина отсекает все наши взлелеянные фантазии и человеческих героев. В качестве примера, возьмём Давида, чьи грехи ненавязчиво записаны в Библии. Он был грешником, но он также был предком Иисуса. Он был Псалмистом, который написал такие слова, которые до сих пор продолжают вдохновлять:

«Небеса проповедуют славу Божию, и о делах рук Его вещает твердь» (Пс. 18:2).

Небеса открывают истину

Если бы это не было открыто в Священном Писании, откуда бы мы знали, что это правда? Небеса прекрасны — и это истина вне зависимости от того, верит кто-то этому или нет. Истины подобные этой, чаще открываются и принимаются, нежели основываются на доказательствах. Наука — это всего лишь одна дисциплина, использующая частный подход в раскрытии истины о природе, но без понимания Самогó Творца, это не более чем сбор сведений в слепую. Давайте посмотрим, что наука может нам поведать о самом явном ночном небесном теле, нашей луне.

Луна помогает нам определять время, а то, как она освящается Солнцем, раскрывает ее сферическую форму, открывая наш разум для понимания того, что и другие небесные светила могут быть сферическими. А что если бы мы никогда не увидели луну? Продолжала ли бы она быть сферой? Продолжала ли бы она проповедовать славу Божью? Есть вопросы, над которыми мы можем размышлять только в теории.

У некоторых планет напрочь отсутствует атмосфера; у других же она имеет непрозрачный окрас; но нашу атмосферу Бог создал прозрачной, таким образом мы можем смотреть вверх и знать, что красота луны играет также важную роль в поддержании жизни. Луна поддерживает устойчивость земной оси, способствуя процветанию жизни. Также оказывается, что точный размер и расстояние от нас практически полностью затмевает солнце, что позволяет нам изучать солнечную корону, которая раскрывает нам крайне важную информацию для понимания солнца и других звезд. Но это еще далеко не все. С нашего месторасположения во вселенной мы можем обнаружить, что земля находится на нужном месте не только для нормальной жизнедеятельности, но и для того, чтобы мы могли изучать вселенную.

Творец хотел, чтобы мы узнали, насколько удивительна эта система. Немецкий астроном Иоганн Кеплер выразил это в письме 1599 г. математику Георгу Герварту фон Гогенбургу:

«Для Бога во всем материальном мире существуют материальные законы, образы и отношения особого превосходства и самого целесообразного порядка… Эти законы доступны человеческому разуму; Бог хотел, чтобы мы узнали их, сотворив нас по своему образу, чтобы мы могли разделить Его замысел».2

Бог также наделили нас от природы любознательным разумом и тонко настроенными чувствами, которые позволяют нам собирать информацию о нашем мире. Между нашими способностями и миром, в котором мы живем, существует прекрасная гармония, каждое из наших чувств — великолепно. Давайте рассмотрим наше зрение.

Для зрения необходимы светочувствительные клетки в определенном расположении, система для фокусировки на них света, способ передачи и обработки каждого сигнала от этих клеток, интегрирование его с сигналами примерно 100 миллионов других светочувствительных клеток в каждом глазу, и наконец союзник, сознательная часть нашего существа, которая понимает то, что он наблюдает. Для большинства из нас все это происходит без особых усилий в одно мгновение.

Как вы думаете, может ли кто-то, кто не верит Библии, восхвалять открытие этой удивительной способности? Божье Слово: «светильник ноге моей и свет стезе моей» (Пс. 118:105). Без него мы бы видели небеса и возможно даже были бы впечатлены им, но мы были бы лишены настоящего чуда. Возьмём, к примеру, блестящего популяризатора космологии, Карла Сагана. Он видел гораздо больше в небе, чем большинство людей, однако при создании своего захватывающего телесериала «Космос», Саган подвел следующий итог: «Космос — это все, что есть, было или когда-либо будет».

Когда человек ослеплен ложными убеждениями, ни красота, ни невероятный масштаб, ни один из законов, по которым он действует, не говорят им о том, что «небеса проповедуют славу Божию». Небеса говорят, но без Библии, мы остаемся глухи и слепы.

Я верю, потому что без веры в Божье Слово, я был бы слеп.

Творец, который создал прекрасный мир, затем искупил его и подарил спасение всем желающим? Некоторые считают это полным вздором.

Нет никаких оснований ожидать еще бóльших проявлений гениальности поскольку мы уже изучаем атомы и все, что из них состоит. Если мы вдруг каким-то образом станем свидетелями каких-либо чудес, может быть нам в таком случае следует поклоняться вселенной, но это снова лишает нас надежды, и мир остается место исполненным борьбы, страданий и смерти. В этом нет проявления любви.

Божий мир раскрывает истину

Вера в Божье Слово исцеляет слепых. Соломон признает основополагающую истину: «Начало мудрости — страх Господень» (Притч. 1:7). Без Божьих откровений в Священном Писании, мы не можем правильно воспринимать что-либо, а только искаженно и очень обманчиво. «И за сие пошлет им Бог действие заблуждения, так что они будут верить лжи… (2 Фес. 2:11). Верующие не сразу могут прийти к правильному пониманию — всегда будут определенные тайны, — но есть надежда раскрыть некоторые аспекты величайшей, потрясающей и крайне полезной истины. Великий христианский философ Ансельм Кентерберийский выразился так: «Я не пытаюсь понять, чтобы поверить, я скорее, верю, чтобы понять»3. Мне не стыдно сказать, что я верю (2 Тим. 1:8), потому что без веры в Божье Слово я бы погиб. Но помните цену истины. Это обоюдоострый меч, пронзающий всякую бережно хранимую ложь. Это требует повиновения, которого я, будучи страшным грешником, не всегда чувствую готовность проявить.

К примеру, сильное заблуждение, охватившее все общество, отвергает равенство, которое всем нам принадлежит по праву наследников Адама и Евы и усыновленных Божьих детей через Иисуса Христа (1 Ин. 3:1; Гал. 4:4, 5). Когда эта истина не отвергается, ценность человека основывается на чем-то другом нежели в том, чтобы быть человеком, созданным по образу Божьему и таким ценным для Творца, который отдал Свою жизнь за каждого из нас.

Согласно этой ложной философии, человеческая ценность смещается в сторону некой условной характеристики, которой люди могут либо обладать, либо нет. Это может быть сторона границы на которой они живут, цвет их кожи, их предки, или возможно, что крайне вероломно, — их способности. С этой точки зрения права человека не являются абсолютными, дарованными Творцом, а так или иначе определяются исходя из критериев, которые мы сами придумываем.

Любовь определяет Божью истину

Библейская весть об истине отвергнута, и человечество разделено на безграничное количество классов, упорядоченных согласно условной шкале, каждая из которых находится в постоянной борьбе за существование. Как верующие в Библию, мы призваны быть объединяющим звеном, признавая тот факт, что у каждого есть место и роль в Божьей семье, любить тех, кто нас ненавидит (Мф. 5:43), защищать угнетенных и обездоленных (Притч. 31:8, 9). И самое важно, Библия раскрывает, что человеческая жизнь бесценна, потому что жизнь — это дар Божий. Она не принадлежит нам, чтобы мы могли ее у кого-то отнять.

Этот мир восстал против своего Творца, верующие будут подвержены насмешкам, противостоянию, издевательствам, а также ряду трудностей, но мы будем продолжать верить истине. Мы можем бояться последствий, но мы увидим, что небеса проповедуют Славу Божье, раскрывая, что Он есть любовь (1 Ин. 4:8).

Какими бы ничтожными и слабыми мы бы ни были из-за греха, мы воспринимаем других как настоящих братьев и сестер, объединённых во Христе, каждый их которых является уникальным и неотъемлемым членом Тела Христова (1 Кор. 12:12-14).

У нас есть надежда, потому что Истины, раскрытые в Божьем Слове сокрыта в том, что Иисус Христос является нашим Творцом и Искупителем. Он победил мир (Ин. 16:33).

Любовь победила, и мы можем обрести покой среди самого жестокого шторма. Потому что я верю, что я вижу сквозь шторм и я не стыжусь евангелия (Рим. 1:16). Я верю, что Библия является Божьим Словом. Я верю, что Божье Слово есть истина.

Тимоти Стендиш,
доктор философии, старший научный сотрудник Исследовательского института наук о Земле в Лома-Линда, Калифорния, США.

  1. Richard Dawkins, “Sadly, an Honest Creationist,” Free Inquiry 21, no. 4 (2001): 7, 8.[]
  2. Carola Baumgardt, 1599 letter to Herwart von Hohenburg, in Johannes Kepler, Life and Letters (New York: Philosophical Library, 1951), p. 50.[]
  3. Anselm of Canterbury (Anselmus Cantuariensis), c. 1077, 1 Excitatio mentis ad contemplandum Deum, Proslogion, http://www.thelatinlibrary.com/answelmproslogion.html.[]